Настя Кельт (keltea) wrote,
Настя Кельт
keltea

Categories:

День одиннадцатый. Сокол. 49-й километр Колымского тракта.

Тот день не удастся описать на листе меньшем, чем карта России в масштабе 1:100 000 (а это огромное как парашют полотнище). Он именно что пролетел. Почти. И я здорово набрался. Я-то еще ничего, но тот, что меня вез … Ужас! Он гнал 190 километров в час и радовался как ребенок на горной дороге. Конечно же, не было и речи о каких-то там ремнях безопасности. Он просто не мог не пользоваться той привилегией, которая у него была.



Таким вот образом я несся по Колымскому тракту, который до Палатки еще то ли бетонный, то ли асфальтовый. Но при этом все равно волнистый как Охотское море при сильном ветре. Любая дорога в условиях вечной мерзлоты деформируется таким образом. Грунт под ней ежегодно размораживается, а потом заново замерзает, вспучивая асфальт, и тем самым разрушая всю дорога. Мне интересно, как канадцы справляются с этим.

Совсем необычно стало уже ночью. Я сплю в двухместном номере с незнакомым парнем (тут это нормально, когда к тебе в номер кого-то подселяют), а тот встает посреди ночи и начинает «ходить» на ощупь по стенам. Наконец он доходит до зеркала в коридоре, снимает его и «идет» дальше. Я ни разу в жизни не видел лунатика. А вдруг он сумасшедший. Еще удушит меня во сне подушкой? А он все бродит, ну я встаю, аккуратно так беру его за плечи и спокойно довожу словно ребенка до кровати. Утром он ничего не помнил.

Позавтракав, я опять направляюсь в Палатку. Идет третий день охоты на Александра Александровича Басанского, золотого олигарха с Колымы, который присылает за мной автомобиль (пятый раз преодолеваю участок трассы до этого населенного пункта!). По приезду богач усаживает меня в свой «крузак» (огромный ландкрузер V8 с номерами 00300 – как олигарх мне хвалиться, чтобы милиция знала, что задерживать нельзя), и мы несемся в его ресторан «Хутор», расположенный в Магадане (шестой раз преодолеваю участок трасы «Палатка- Сокол»).

Это была ужасная поездка, мы неслись туда как угорелые, при этом в заведении абсолютно никого. И уже там, на месте, в кабинете, предназначенном специально для владельца, я становлюсь свидетелем целой серии удивительных, необычных событий.

Хотя бы вот это. У Басанского разрядился аккумулятор в телефоне, он ищет новый, заряженный, но не находит, и причитает, что владеет миллионами, но у него нет аккумулятора, а в подтверждение своих слов, или просто в процессе поисков, вытаскивает из портфеля несколько пачек денег. Там, должно быть, миллионы рублей! Какого же хрена он целый день их с собой таскает в портфеле?

Хозяин чувствует себя в своем ресторане как рыба в воде. Да что я говорю, прямо как в раю. Ему нравится плавиться в своем богатстве и видно, что он все никак не насытится им. Но у него не хватает фантазии на то, чтобы поехать с армией девок кататься на лыжах в Куршавель, купить королевскую яхту или футбольный клуб. Его вполне устраивают котлета, икра, закуски, чудесная водки, золотые часы и охота… И бешеных почти что самоубийственных гонок на своем «крузаке». У него, блин, есть все! Но ему требуются зрители, свита, публичность.

Ну вот целый день он и работает на публику.

Это очень скрытный, замкнутый и таинственный человек. Все ему надо прибрать к рукам, подсмотреть, самому продумать. Он показывает мне шрамы на своем теле, но не признается, как их получил. А получил он их в Афганистане и в Анголе, где сражался в качестве старшего офицера спецслужб Советского Союза. Он подполковник ГРУ в отставке, военная разведка СССР и Российской Федерации. И снова получается, что в России миллионными бизнесами владеют агенты, что в клуб олигархов можно войти только через спецслужбы.

Басанский родом с Украины, он горный инженер и как пристало колымскому золотому королю, четверть зубов у него из этого металла, а конкретно – вся правая сторона челюсти. Он владеет двумя шахтами открытого типа и одной закрытого, в которых добывается серебряная руда и золото, а также три большие фирмы по намывке золотого песка на семи огромных золотоносных участках. В России их называют полигонами. Он является работодателем для восьмисот работников, из которых пятьсот пятьдесят – горнорабочие, которые в 2010 году добыли для него 1,2 тонны золота и 23 тонны серебра , суммарно на два миллиарда рулей (двести миллионов злотых). Басанский каждый месяц платит налогов на два миллиона долларов, а ложку при этом держит не как все тремя пальцами, а целым кулаком.

Его телефон целый день разогрет до красноты. Он звонит, не умолкая, или Басанский сам куда-то звонит, он постоянно поучает, раздает приказания, рекомендации, обращается за информацией… Он затаскивает в ресторан Игоря Донцова, депутата муниципальной думы (Басанский является заместителем председателя), чтобы продемонстрировать мне их дружбу. Он строит дороги, ловит рыбу, получает из неё икру. Басанский занимает сразу первое и второе место среди золотодобытчиков.

Потом происходит это пьяное возвращение в Палатку. Басанский гонит так, как будто ищет смерти, при этом преимущественно по встречке, даже, когда дорога идет в гору и на поворотах, при этом правая полоса совершенно свободна. Там абсолютно нет автомобилей, и только в том случае, если кто-то появляется впереди, водитель возвращается на свою полосу только для того, чтобы разъехаться со встречной машиной. Почему у него такая манера езды? Потому что правая сторона и так вся в его распоряжении. Следовательно он должен завладеть второй встречной полосой. Взять «под себя», как тут выражаются. Так кобель берет суку,а за решеткой блатные – фраера. Это понятие означает, что последним надо прогнуться. Тот, кто идет на подобную сделку, «ложится» под берущего, а если этого не происходит, то считай, что война развязана. И исходя из этой логики, «под себя» можно взять абсолютно все: любое ведомство или орган власти, чью-то фирму, город, да и любого человека. Ну значит и журналиста. И даже дорогу.

Когда мы еще трезвые двигались в противоположную сторону, Басанский вел машину абсолютно также. Может быть только чуть более играючи.

Разведчик Басаня – пустые глаза.

Я заказываю кофе и у меня как всегда возникает проблема, потому что чашка очень маленькая, а кубик сахара слишком большой, я стараюсь его разломить, но у меня не получается. Я прошу Басанского, чтобы он мне помог, потому что он силен как бык. Ему это удается без труда.

- Это очередная проверка из целой серии тестов, которые вы мне устраиваете, – замечает олигарх. – Да, видно, что вас учили проводить допросы. Вы все время меня проверяете.

- Да о чем вы?! Я действительно не мог его разломать.

- Кто же это так мало сахара кладет? – он мне на то.

-Я.

- А я живу в России и меня не проведешь. Ведь вы приметили, что у меня зажигалка с моим знаком зодиака. Что я Телец, родился в мае.

- Я репортер. Обращаю внимание на детали. Я родился с этим.

- С этим нельзя родиться. Этому учат в школах для агентов. Мы еще одну бутылку водки выпьем, и я узнаю, в каком вы звании. А сейчас выпьем за дружбу между народами.

Выпиваем. Это Белуга, самая дорогая из местных водок – 2 100 рублей за бутылку (210 злотых). Мой хозяин очень заботится о том, чтобы я, согласно русскому обычаю, не оставлял в рюмке ни капли. Поэтому мы пьем вровень, только он по комплекции почти в два раза больше меня.

Мы закусываем салатом «Морская Волна» из крабов за 420 рублей и беремся за мой любимый русский суп солянку за 440 рублей. Меню состоит из 33 страниц. Самое дорогое в нем блюдо это фаршированная рыба за 1 600 рублей, на двести рублей дороже, чем рюмка самого дорогого коньяка, но я заказываю блины с икрой по 280 рублей, потому что просто обожаю их.

Мы снова выпиваем, а Басанский закатывает штанину и показывает мне шрамы на икрах, потом другую штанину и снимает рубашку. На спине несколько шрамов по одной линии – от автоматной очереди.

- Меня завербовали, когда я еще учился в техникуме, - рассказывает он. – Им нужны были парни, которые занимались спортом, а я активно занимался боксом. Потом оказалось, что я отличный стрелок. Ни на одном из своих заданий я не встречал человека, который стрелял бы лучше меня. Я умею стрелять, руководствуясь одним лишь слухом. С пятидесяти метров разбиваю бутылку, качающуюся на веревке.

- Дерсу Узала одним выстрелом отсекал такую бутылку от шнурка.

- Неплохо! Он из вашего подразделения? – заинтересовался олигарх.

- Нет. Это из литературы. И то из вашей. Арсеньев написал о нем книгу, а Куросава снял фильм.

- Президент Путин, когда вручал мне в 2007 году медаль за успехи в бизнесе, пожал мне руку и сказал: «Наши люди всегда на вершинах».

- Он тоже агент, – отмечаю я, - только из КГБ.

- Я активный сторонник партии «Единая Россия», которую возглавляет Владимир Владимирович Путин. Он мой кумир, идол и пример для подражания. Я три раза принимал участие в выборах в муниципальную Думу по спискам «Единой России». Последний раз получил 66% голосов. Больше, чем все другие депутаты на Колыме. Через несколько недель выборы, и мы победим. И никому, сука, не отдадим этой победы. Никаким коммунистам, оппортунистам и популистам. Не дождутся! Выпьем!

- А как вы получи эти раны на спине?

- А тебе то что?! В газете работаешь, чай мы не на допросе! Был бой. Самое пекло всегда было в Кандагаре. Нас мало, их тьма. И задание мы свое тогда выполнили достойно.

- Вы чего-нибудь боитесь?

- Боюсь растолстеть. И глаза после всех этих ран и наркозов под вечер немного пустые. Значит, хуже вижу. Ну, выпьем за польско-российские отношения.

Приходит Игорь Донцов, друг хозяина «Хутора», депутат. Они беседуют о деньгах, о бизнесе и о будущих выборах. Доказывают друг другу, кто из них богаче, кто из них сильней.

- Со своим ежемесячным доходом в миллион долларов ты самый богатый кандидат на выборах, – говорит Донцов. – Я второй, а Володя Христов из Сусумана третий, но если в этот доход включать дивиденды от акций, то я делаю вас всех.

- Мои денежные активы просто колоссальны, – Басанский куда-то звонит и включает телефон на громкую связь. – Ирина, на какую сумму мы получили последний кредит от Сбербанка?

- 410 миллионов долларов, – отвечает женский голос. – Нет, извините. 420 миллионов.

- Кстати, – говорит Донцов. – Есть интересное дельце. К нам приехала делегация бизнесменов из Питера. Они ищут подарок для своего губернатора, у него день рождения в конце октября. Они были в твоем ювелирном салоне, но все это для них слишком скромно.

- За неделю сделаем золотую чашу самородков, – говорит Басанский, и по телефону распоряжается принести в ресторан копию этого сувенира. – Мы делаем их только на заказ. Цена зависит от количества самородков. Последний такой кубок стоил 103 тысячи долларов.

- О, вот это бы им подошло. Выпьем тогда на посошок. Потому что мне уже пора в дорогу, а она еще длинная у меня сегодня. Дай тебе Бог здоровья, Александр.

Выпиваем. Басанский проверяет, пуста ли моя рюмка, прощается с Донцовым и по телефону вызывает какого-то человека, который уже несколько часов, все время, что мы тут беседуем, ждет его в расположенном по соседству с рестораном магаданском офисе олигарха.

Мужчине сорок семь лет, столько же сколько и Басанскому, но он небольшого роста, худой и изнуренный, с косоглазой наивностью на лице. Мне он сразу понравился, хотя это было беззубое лицо, все в старых шрамах, руки в наколках. Типичные примитивные армейские или тюремные узоры. Он тоже сражался в Афганистане и точно не раз сидел в тюрьме.

История у него такая (Но сначала выпьем). Басанский купил десятилетнюю лицензию на добычу золота на гигантской территории, расположенной на правом берегу Колымского залива. Это целый полуостров между речками Обо и Конго. Там море золота. Олигарх уже купил судно, потому что это единственный способ туда попасть. Проблема состоит в том, что у Наивного на той территории маленький бизнесик – лесопилка, их там работает трое или четверо, и поэтому он пришел просить у Басанского патент, чтобы тот дал им жить, не рушил им все. Ведь они ему не конкуренты, и Басанский не владелец этого полуострова, он только выкупил лицензию на золотодобычу.

- Ну не знаю… - скребет хозяин голову. – Мои директора всегда за то, чтобы всех переселить и выгнать. Всех до единого. Но я так не могу. Сначала хочу встретиться сам с людьми, а потом решаю. Вообще нам по душе остаться на всей этой территории самим. И скорее всего так будет и в этот раз, у нас колоссальные денежные средства, а это решает все проблемы…

- Э-э-это как? – заикается Наивный.

- Мы можем договориться, дать цену и купить. Если какая-то артель золотодобытчиков встает на нашем пути, то мы их покупаем, а бывших владельцев делаем директорами. Такая у нас система. Есть еще и силовой метод.

У Басанского очень серьезная служба безопасности. Он нанимает в неё бывших агентов КГБ, ФСБ и украинского спецназа «Беркут», эквивалент нашего ГРОМа. Бывший президент Виктор Ющенко распустил это подразделение, потому что во время оранжевой революции на Украине «Беркут» поддержал его конкурента. Теперь это вооруженные силы концерна «Арбат».

Инженер Басанский – русский Мидас

Саша Басанcкий – это паренек с хутора Диканька из под Полтавы, что на Украине. На Колыму он приезжает двадцатиоднолетним ветераном афганской войны. Он простой слесарь, потом становится механиком, а спустя три года после окончания экстерном заочной учебы, он сразу же становиться главным механиком Карамкинского горного комбината. Такие вертикальные взлеты при построении карьеры (прерываемой частыми и длительными выездами на боевые задания) имеют только агенты советских спецслужб.

Через год Басанский становится директором комбината, а еще через год выкупает его. Ему двадцать семь лет.

- Откуда у вас деньги на огромную золотую шахту? – спрашиваю я – И это спустя шесть лет работы?

- Я был рационализатором. Я запатентовал двенадцать изобретений и представил восемьдесят семь рационализаторских предложений. За каждое предложение получал по шесть тысяч старых советских рублей, а это большие деньги. В то время рабтник зарабатывал у нас четыреста, а директор - девятьсот рулей. Жигули стоили пять с половиной тысяч рублей. Но я не покупал машин, только билеты спортлото на все, что у меня было. Иногда даже на двадцать тысяч. Я чемоданами выносил билеты из касс. И попадались гигантские выигрыши. Огромные деньги на этом сделал.

- Хотите мне сказать, что вы сделали деньги на покупку золотой шахты на одном азарте?

- Нет, на рационализаторстве. Я когда играю, у меня всегда выигрыш. Всегда. Даже когда поехал с губернатором с официальной делегацией в Гданьск, и все пошли на ужин с принимающей стороной, я пошел в казино и разорил его подчистую. Это был мой первый и последний раз в казино. Я даже не забрал всего своего выигрыша, потому что у них не хватает валюты, а на что мне злотые? Я играл в лото всего три года. И опять играть меня не тянет. У меня огромная сила воли.

Через несколько лет запасы в его шахте исчерпаны, поэтому он её закрывает и покупает в Польше линию по производству напитков. Первым на Колыме начинает продавать напитки в пластиковых бутылках, и практически моментально завоевывает весь рынок.
- Я продаю двадцать шесть видов сладкой воды на миллион долларов ежемесячно, – вспоминает Басанский. – Так зарабатываю сорок миллионов долларов чистыми. На одной лишь воде и сахаре. А как другие начинают приходить в бизнес, все продаю и вкладываю деньги в золотодобычу. Приватизация идет полным ходом. Я покупаю шахты, когда унция золота на международных рынках стоила двести долларов. Сегодня она уже стоит тысячу пятьсот долларов и продолжает расти. В 2010 году цена вскакивает вверх тридцать пять раз подряд, а Центральный Банк России все покупает и покупает золото. С 2007 по 2009 годы золотовалютные резервы страны увеличиваются с 121 до 560 миллиардов долларов. А что вы будете на десерт? Потому что я возьму себе торт с вишнями и с мороженым вкуса киви и сырники со сгущенкой. Очень люблю сладкое.

- Я пас.

- У вас есть какие-нибудь увлечения? – спрашивает олигарх.

- Работа, спорт, люблю выпить, люблю путешествовать, люблю…

- Ну конечно же, – оживляется собеседник. – Женщины?

- Не особенно современно. У меня одна только жена.

- А мороженое есть фруктовое, сливочное, кофейное, шоколадное…

- А я ем только ванильное.

- Бедолага. Давай, поехали в город.

Может быть мы едем только для того, чтобы я увидел, как после водки наверх выбирается его истинная натура. Он сигналит всем как ненормальный, всех оскорбляет, открывает окно и на всю улицу орет матом без малейшего стеснения. Даже на женщин. Ищет проблем. Нарушает все возможные правила дорожного движения. У меня складывается впечатление, что он это делает не так как другие из-за невежественности или удобства для себя любимого, а только потому, чтобы не растратить попусту свое право делать все, что ему заблагорассудится.

Мы возвращаемся в Палатку. Я в седьмой раз преодолеваю путь до этого населенного пункта. Забираю рюкзак, который там оставил, и олигарх отвозит меня в отель «Сокол» (восьмой раз!).

По дороге по телефону он обсуждает акцию против человека, которого называет «крысой». От переизбытка эмоций он даже перестает газовать.

- Надо его обработать «по полной программе», подключив ФСБ, – слышу я, как он выдает инструкции. Это какие-то разборки по бизнесу, и речь идет о смехотворной сумме – лишь полтора миллиона рублей (150 тысяч злотых), даже не половина стоимости чаши с самородками.

Мы прощаемся, а Басанский впихивает мне на память золотой самородок, который он вытащил из витрины в своем ювелирном салоне на Карда Маркса. А это почти что чистый металл. Самородок из ручья Берелёх 883,5 пробы весом 8,81 грамм.

Я отбрыкиваюсь, убегаю, но от него нет спасения.

- Не могу! – кричу я ему. – Не хочу, нельзя мне…

- Успокойся! – говорит он и силой впихивает мне самородок в карман. – Ты шпион, а не журналист. Значит тебе можно.



Конец первой части) ура!) тяжело что-то последняя глава далась
Tags: polski
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments